2014

На крыше мира, пока не прошло состояние алкогольного опьянения

Потирая ладони, сижу, незаметный для всей вечеринки, заколдованной виски со льдом на пять разговоров на крыше о любви и особой способности женщин видеть желанья, что витают в сентябрьском небе над головами.

Сигареты. Любовь. Пьяный ветер. Вино. Два бокала. — Ты согласна? — А разве есть выход? — Что? — Слишком поздно. — Как понять, это я нахожусь в прокуренной зоне свиданья, или всё происходит спонтанно, в приложении к звёздам?

Ты целуешься круче актрисы, снимавшейся в фильме. И помада размазана так, что мне хочется дальше продолжать то, что будет на мониторе уставшей охраны демонстрироваться без цензуры, с наплывом в детали.

А потом будет воздух и с распахнутым воротом куртка. И улыбка очередного просроченного полёта. Зажигалка. Ещё сигарета. Оптические промежутки, объясняющие слишком простые движения автопилота.

Вот и всё. Остаётся спуститься в метро на рассвете, каблуками цепляя умытые тряпкой гранитные плиты, на которых вчера целовались простые студенты, прогулявшие лекцию, но конспективно познавшие чувство элиты.

Ты приходишь домой, раздеваешься, пьёшь чистую воду, вспоминаешь с улыбкой таксиста, которому дал слишком много, ощущаешь на вороте запах, он кажется новым. Забываешься сном и как будто становишься богом.